Трейлер Detroit: Become Human возмутил британских политиков

Представители британской власти и организации по защите прав ребенка возмущены сценой бытового насилия в последнем трейлере Detroit: Become Human от Quantic Dream.

Геймплейный видеоролик Detroit: Become Human продемонстрировали на недавней Paris Games Week. В целом он был хорошо воспринят публикой, разочаровывало разве отсутствие возможности поиграть самостоятельно. Как демонстрация была избрана сцена с отцом-насильником, его маленькой дочкой и андроидом Карен.

Поскольку большое значение в Detroit: Become Human играют решения игрока, то и в видео решили продемонстрировать разные варианты развития сцены. И, как вы уже, наверное, догадались из перечня действующих лиц, данное видео было воспринято крайне негативно представителями организаций, борющихся за права детей.

В своем обращении Демиан Колинс, консервативный представитель британского парламента, заявила: «Бытовому насилию не место в игре не зависимо от того, какую идею им пытаются передать. Насилие — не игра и этим все объясняется.» Ее мнение поддержали и другие члены парламента и публичные люди, в частности Эстер Рандзен, основатель благотворительной организации Childline.

Так же и Quantic Dream поспешили объяснить свою позицию. Общаясь с прессой Дэвид Кейдж, основатель студии и руководитель проекта Detroit: Become Human, сказал:

«Я пытаюсь рассказать историю, которая значима для меня, которую я считаю интересной, трогательной и впечатляющей. И моя роль, как творца, видимо, в том, чтобы предоставить людям то, чего они совсем не ожидают. Правило, которое я поставил перед собой, говорит никогда не прославлять жестокость и не делать ничего без необходимости. Все должно иметь причину, значение и создавать то, что станет значимым для других людей».

Говоря про конкретную сцену, продемонстрированную в видео, Кейдж объясняет:

«Для меня это крайне важная и трогательная сцена и я был заинтересован в том, чтобы поставить игрока на место этой женщины. Я выбрал ее точку зрения. Если бы я выбрал точку зрения мужа, то это была бы совершенно другая история с другими эмоциями. В этой истории есть смысл, есть причина — начало и конец. Что важно для меня и что важно для Detroit, так это сказать, что игра, как и книга, фильм или спектакль, имеет право исследовать любую тему, даже бытовое насилие».